Как новый формат спецоперации изменит страну и мир

Политика. mk.ru

«Мы не моргнем первыми»

Мы вновь проснулись в несколько другой стране. А может быть, даже сильно в другой. Может быть, даже в другом мире. На этот счет, впрочем, есть разные мнения. Как новый формат специальной военной операции — объявленная президентом частичная мобилизация и референдумы в ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областях (с перспективой скорого присоединения к России) — меняет внутри- и внешнеполитическую повестку? На вопрос «МК» отвечают политические эксперты.

Леонид Поляков. Фото: resident-sovet.ru

— Решение президента объявить частичную мобилизацию — решение очень серьезное. Оно действительно переформатирует специальную военную операцию. Я То, о чем говорили очень многие, на чем настаивали прежде всего военные специалисты. Это была недопустимая ситуация, когда мы воевали меньшими силами против объединенного Запада.

На внутриполитической повестке это решение, на мой взгляд, скажется следующим образом. Коль скоро началась мобилизация и мы вступаем фактически в предвоенное состояние, никаких вариантов с какой-то радикальной оппозицией больше быть не может. Должна быть консолидация. Понятно, что идеологические расхождения остаются. Коммунисты за то, чтобы строить коммунизм, социалисты — социализм, консерваторы за то, чтобы сохранять те достижения, которые у нас уже есть. Партий много. Но народ один. И страна одна.

Поэтому внутриполитическая повестка сузится до очень простой и понятной задачи: все для фронта, все для победы. Все, что можно делать, все, что нужно делать, должно быть сделано. Любой политический лидер, прежде чем заявлять о чем-то, а тем более призывать к каким-то действиям, должен держать в уме именно эту формулу: все для фронта, все для победы. Здесь, думаю, всем все ясно.

Я не исключаю, что какие-то отдельные, так сказать, персонажи попробуют расшатать нашу ситуацию внутри. Агенты влияния действительно существуют. Но думаю, что абсолютное большинство народа отторгнет любые попытки начать внутреннюю политическую войну, войну, нацеленную на расшатывание и падение режима.

Что касается внешнеполитической повестки, тоже достаточно все понятно. Запад, что называется, уперся рогом. Запад настаивает на том, что должна быть одержана победа на поле боя. Это значит, что никаких уступок со стороны США и их сателлитов, а тем более украинского правительства, являющегося их марионеткой, ждать не приходится.

Надо готовиться к тому, что на Западе начнется полноценная мобилизация. Которая выразится прежде всего в поставках новейшего вооружения, новейших средств поражения ВСУ и тем отрядам, так сказать, наемников — а по сути западных регулярных войск, — которые уже сейчас находятся на Украине.

Я не исключаю, что на территории России, в районах, прилегающих к Украине, придется объявлять военное положение. Потому что будет реальная угроза для людей, которые проживают, скажем, в Белгородской, Курской, Воронежской, Ростовской областях. Не говоря уже о новых территориях — Херсонской, Запорожской, Донецкой и Луганской областях.

Что касается наших друзей по ШОС, по БРИКС — надеюсь, по-прежнему друзей, — мне кажется, они должны понять наше решение. Отчасти я понимаю их проблемы. Каждый в первую очередь заботится о своих национальных интересах. Но мне очень хотелось бы, и я на это надеюсь, что и Китай, и Индия, и Бразилия, и Южная Африка, и страны, входящие в Шанхайскую организацию сотрудничества, и тем более страны, входящие в ОДКБ, окажутся на нашей стороне.

С нашей стороны должны быть приложены максимальные усилия по разъяснению нашей позиции, той позиции, которую сегодня сформулировал президент. Хотя, мне кажется, тут все абсолютно прозрачно. Кристально ясно. Президент не оставил никаких слепых пятен, никаких темных мест. Мне понравилось, что и министр обороны не стал утаивать наши потери. Хватит играть в прятки. Это наши погибшие герои, об этом надо говорить честно, открыто. Все должно быть по-взрослому.

Мы вступаем в новый мир. И в этом не наша вина. Не мы этого хотели. Мы предупреждали еще в декабре: оставьте нас в покое, вернитесь туда, где вы были в 1997 году, не тяните Украину в НАТО. Нас не послушали. Ну что ж, мы будем стоять до конца.

Нынешнюю ситуацию я рассматриваю, если говорить музыкальными терминами, как, по сути, прелюдию к третьей мировой войне. Если они готовы, ну что ж, мы не моргнем первыми. Они должны это знать.

— Если говорить о внутриполитической повестке, то, я думаю, сейчас будет волна патриотического воодушевления. Особенно среди таких, так сказать, нетерпеливых патриотов. Теперь-то, дескать, всерьез взялись, теперь-то ситуация кардинально изменится, и мы добьемся очевидной победы. Но если через два-три месяца этого не произойдет, думаю, здесь может возникнуть точка риска для власти.

Что касается внешнеполитической картины… Ну, получим восьмой пакет санкций от Евросоюза. Но понятно, что эффект будет уже менее значимым, чем в предыдущих раундах. Уже столько «патронов» отстрелили наши западные, так сказать, партнеры, что сложно придумать что-то новое. Они грозятся введением потолка цен на российские энергоносители, но не очень понятно, как это будет работать.

Допустим, установят они этот потолок, скажут, что будут покупать российский газ дешевле, чем сейчас. Но Россия тогда просто не будет продавать. Возьмет и перекроет вентиль. Ну да, возникнет вопрос, что делать с добываемым газом. Ну, будем жечь! Срочно создавать мощности для сжижения и так далее.

Непонятно, как это повлияет, например, на Китай, который очень активно покупает российские энергоносители. Кстати, впервые за последнее время Россия обогнала по объемам поставок нефти в Китай Саудовскую Аравию. Получится у Запада убедить Китай потребовать от России продавать дешевле, чем она продает? Большой вопрос.

Можно ли ожидать качественного изменения военной помощи, оказываемой Западом Украине? Гипотетически — да. Путин прямым текстом сказал о возможности использования ядерного оружия. Думаю, только глухой этого не услышал. Но удержит ли это Запад, сказать сейчас невозможно. Сейчас все правила нарушены.

Источник www.mk.ru

Оцените статью
Политическая Россия
Добавить комментарий